Значение ЛИБЕРАЛИЗМ в английском языке

ЛИБЕРАЛИЗМ

Традиционная концепция либерализма. Основная идея либерализма, возникшего в 17 и 18 вв. и вступившего в пору расцвета в 19 в., состоит в том, что человек должен располагать свободой для определения своей собственной судьбы. С точки зрения либералов, государство существует лишь для того, чтобы защищать человека от насилия со стороны других людей или групп и расширять рамки осуществления индивидуальной свободы. Общество - совокупность индивидов, а исходные и конечные ценности общества совпадают с ценностями индивидов, которые его составляют.

В сфере политики либерализм возник как реакция на авторитарные режимы. Либералы стремились ограничить права наследственной власти, установить институты парламентского правления, расширить круг лиц, имеющих право голоса, и обеспечить гарантии гражданских свобод. Такого рода меры рассматривались одновременно как реализация политической свободы и как средство достижения экономических реформ, на которых настаивали либералы.

В экономической области либерализм был реакцией на вмешательство государства в решение экономических вопросов. Либералы выступали за свободную конкуренцию внутри страны и свободу торговли между различными странами. С их точки зрения, частное предпринимательство, действующее на рынке согласно принципу конкуренции, является прямым выражением фундаментальных экономических свобод и источником политической свободы. На взгляд либералов, свобода торговли между различными странами служит средством разрешения конфликтов и предупреждает возможные военные столкновения. Внутри отдельной страны индивиды, преследующие свои собственные интересы в условиях конкуренции, косвенным образом способствуют реализации интересов всей страны в целом. Точно так же в отношениях между различными странами индивиды, преследующие свои собственные интересы в условиях свободной торговли, косвенным образом способствуют реализации интересов всего мирового сообщества в целом. Когда все имеют равные возможности и права доступа к товарам, услугам и ресурсам, свобода торговли способствует объединению стран мира в единое экономическое сообщество.

Совершенно другой смысл слово "либерализм" приобрело в 20 в., особенно в США. Это различие почти не касается конкретных политических форм общественного устройства, предлагаемых старыми и новыми либералами: и те и другие выступают за систему представительного правления, практически всеобщее право на участие в голосовании для взрослого населения и обеспечение гражданских свобод. Однако в любом конкретном случае, когда необходимо выбирать между централизацией и децентрализацией политической ответственности, либералы 19 в. стали бы поддерживать местное самоуправление в противовес органам власти в центре. Либералы 20 в. обычно поддерживают принятие решений центральной властью, обосновывая это главным образом тем, что таким образом можно сделать значительно больше "добра для народа".

Различия между либерализмом 19 в. и либерализмом 20 в. принимает значительно более резкие формы в сфере экономики. Первые либералы выступали за частное предпринимательство и минимальную степень вмешательства государства. Сегодняшние либералы меньше верят в рынок и выступают за самое широкое государственное вмешательство в экономическую деятельность. Либералы 19 в. считали, что для достижения "индивидуалистических" целей требуются "индивидуалистические" же средства; либералы 20 в. иногда предлагают для достижения индивидуалистических целей средства, имеющие вполне "коллективистский" характер. Кроме того, изменилось и понимание "индивидуалистических целей", теперь они главным образом сводятся к достижению благосостояния.

Политический и экономический либерализм исходят из одной и той же философии. В то же время каждый часто шел своим путем. В течение 19 в. многие страны встали на путь либерализма. Однако, заимствуя его элементы, они продолжали поддерживать авторитарные политические формы общественного устройства. Яркими примерами могут служить Россия и Япония. В 20 в. страны, которые ввели у себя большую часть либеральных политических институтов, в дальнейшем начали движение к коллективистской экономике. В качестве примера можно привести Великобританию: очевидно, что на протяжении первой половины 20 в. экономика этой страны все в большей степени контролировалась государством. Сходные тенденции наблюдались в Норвегии и Швеции.

Как уже отмечалось, либеральные мыслители 19 в. считали политические реформы в значительной степени средством достижения экономической свободы. Традиционные политические институты обеспечивали концентрацию политической власти в руках социальных групп, в интересы которых не входила поддержка либеральных проектов, таких, как свобода торговли. Предоставим всем людям право голосования, и тогда исчезнут, как доказывали либералы вроде Дж.С.Милля, всякого рода "особые" интересы. И поскольку общий интерес - не что иное, как интересы составляющих общество индивидов, а эти интересы могут быть обеспечены наиболее эффективным образом с помощью экономического либерализма, демократия оказывается инструментом, позволяющим избавиться от мертвящей хватки государства и дающим максимальную свободу действия "невидимой руке" индивидуальных интересов.

В 20 в. некоторые ученые либерального толка, в частности Г.Саймонс, Л.фон Мизес и Ф.фон Хайек, высказывали мысль, что эта связь может иметь и обратную направленность: экономический либерализм является средством достижения политической свободы. Сам по себе он, конечно, не служит гарантией свободы, однако является ее необходимой предпосылкой. История не знает примера страны, в которой бы имелась политическая свобода, но не было свободы экономической. С точки зрения теории, сохранение политической свободы требует существования относительно независимых центров сосредоточения власти. Политическая власть по своей природе стремится к централизации. Экономическая власть может носить весьма децентрализованный характер, и поскольку она организована посредством безличностно действующего рынка, то способна противостоять власти политической. Отдайте рычаги экономической и политической власти в одни руки, и существование политической свободы будет зависеть исключительно от доброй воли тех, кто находится у ее руля.

Приведем несколько примеров. Характерной чертой политически свободного общества является то, что люди, выступающие за радикальные реформы, могут свободно выражать свои взгляды и пытаться убедить в них других людей. В 1950-х годах лица, бывшие коммунистами или подозревавшиеся в коммунистических взглядах, были уволены с работы в правительственных учреждениях США. В том, чтобы по крайней мере на некоторые должности в государственном аппарате не принимались коммунисты или лица, подозреваемые в принадлежности к компартии, есть своя логика. Однако принцип политической свободы требует, чтобы люди были свободны не только верить в коммунизм, но и проповедовать соответствующие идеи. Если бы в обществе единственным работодателем было государство, то такая свобода могла бы означать отказ от возможности зарабатывать деньги на жизнь. В существующем на сегодняшний день обществе ограничения при приеме на работу имеются главным образом в сферах, которые находятся под прямым или косвенным государственным контролем или являются частной монополией, т.е. в сферах, где не действуют законы свободной рыночной конкуренции.

Приведем еще один пример. Допустим, кто-то решил заняться сельским хозяйством и выращивать пшеницу. Поскольку рынок принимает во внимание только экономические моменты, отличая их от идеологических и политических, - и чем больше конкуренции на этом рынке, тем в большей степени проводится это различение, - покупатели пшеницы не знают, кто является ее производителем - коммунист, фашист, белый человек или человек с другим цветом кожи, и вряд ли кто-то может определить это по виду самой пшеницы. Парадокс заключается в том, что социальные меньшинства, которые могли бы извлечь немало выгоды из такого устройства общества, зачастую пополняют ряды оппонентов свободного рынка.

Принципы социального действия должны основываться как на конечных ценностях, так и на представлении о природе человека и мира. Конечной ценностью либерализм считает свободу индивида (фактически - семьи). С точки зрения либерализма, человек является отвечающим за свои поступки индивидом, имеющим эгоцентрический склад ума, однако не в смысле эгоизма или равнодушия к другим людям, а в том смысле, что он ориентируется в большей степени на собственные ценности, а не на ценности своего соседа. Главной проблемой современного мира либерализм считает достижение свободы и индивидуальной ответственности в условиях, требующих координации усилий миллионов людей с целью максимального использования современных знаний и технологий. Необходимо примирить индивидуальную свободу с фактом возрастающей зависимости людей друг от друга.

Либерал решает эту проблему следующим образом: в отношениях экономического характера выгоду может получить каждая из участвующих в сделке сторон; прибыль, получаемая покупателем, не обязательно должна быть получена за счет продавца, если сделка совершается добровольно и стороны располагают всей относящейся к делу информацией. Вследствие этого добровольный обмен есть способ сотрудничества индивидов, не предполагающий насилия. Таким образом, опора на добровольный обмен, т.е. на механизм свободного рынка, является главным принципом либерализма классического типа.

Работающей моделью, в которой воплощено это видение общества свободного обмена, является экономика частного предпринимательства. Элементарная социальная ячейка - семья или домашнее хозяйство - обычно слишком мала для того, чтобы эффективно использовать современные производственные технологии. Соответственно, производственная единица принимает форму предприятия, которое покупает землю, рабочую силу и капитал у домашних хозяйств и других предприятий и использует их для производства товаров или услуг, которые затем продает домашним хозяйствам и другим предприятиям. Существование таких предприятий не изменяет строго добровольного и индивидуального характера кооперации, если при этом выполняются два условия: первое - предприятия являются частными, т.е. конечной инстанцией распоряжения и ответственности являются индивид или группа индивидов; второе - индивиды свободны предоставлять или не предоставлять услуги, покупать или не покупать товары у конкретных предприятий, а значит, свободны организовывать и новые предприятия.

Последнее заслуживает специального обсуждения. Согласно либеральной концепции предпринимательства, вы свободны организовывать предприятия, но вы не свободны делать при этом все что вам заблагорассудится. Свобода существующих предприятий делать все что угодно, включая отказ от сотрудничества с новыми предприятиями или замораживание цен и захват рынков, может ограничить свободу других людей организовывать новые предприятия и стремиться к наибольшей выгоде. В случае конфликтов такого рода для либеральной традиции главным критерием является защита свободы конкуренции. Поэтому либерализм считает оправданными действия государства, направленные на сохранение условий конкуренции. Продажа товаров высокого качества и по низким ценам должна служить единственным средством, с помощью которого существующие предприятия могут мешать возникновению новых предприятий.

В экономике свободного предпринимательства, детище классического либерализма, главная задача государства сводится к тому, чтобы обеспечивать сохранение правил игры - следить за выполнением договоров, предупреждать возможное насилие, поддерживать стабильность денежной системы и обеспечивать свободу рынков. Существует только три главных основания, по которым государственное вмешательство может считаться оправданным: 1) в случае "естественной монополии" или подобного ей несовершенства рынка; 2) в случае т.н. "эффекта соседства"; 3) в случае защиты детей и других членов общества, нуждающихся в поддержке.

Обмен является действительно добровольным, только если существуют примерно эквивалентные альтернативы, когда индивид может выбирать, покупать ли ему у одного предприятия или предпочесть другое, работать на одно предприятие или на другое. Монополия означает отсутствие альтернатив, что несовместимо с подлинно добровольным обменом. Монополия может возникнуть вследствие сговора между предприятиями в обстоятельствах, когда скорее следовало бы ожидать конкуренции. Однако монополия также может быть "естественной", вроде единственного в данной местности родника, обеспечивающего людей водой для питья, или такого производства, где может быть рентабельным лишь крупное предприятие, продукты которого способны насытить весь рынок. В этих случаях все альтернативы плохи - государственное регулирование, государственная собственность, частная монополия, - и проблема заключается в выборе наименьшего из зол. Вполне понятно, что у либералов классического толка нет готового ответа на этот вопрос. Г.Саймонс, исследовавший в США результаты государственного регулирования таких естественных монополий, как железные дороги, заключил, что государственная собственность является наименьшим из зол в том случае, когда монополия неизбежна. В.Эйкен, исследовавший в Германии последствия частичного введения государственной собственности, заключил, что наименьшим из зол является государственное регулирование. Однако некоторые либералы полагают, что в быстро изменяющемся мире наименьшим из зол является частная монополия, приводя в пример работу транспортных служб в США, которая регулировалась специальной государственной комиссией. Вначале задачей комиссии была защита населения от злоупотреблений на железнодорожном транспорте, вытекавших из фактической монополии на перевозки, существовавшей в то время. Развитие автомобильного и воздушного транспорта наконец устранило естественную монополию железнодорожного транспорта. Однако, вместо того чтобы ликвидировать комиссию, государство распространило свой контроль на вновь появившиеся средства перевозки. Комиссия стала средством защиты железных дорог от конкуренции, которую составили ей грузовики, вместо того чтобы защитить население от отсутствия конкуренции в этой сфере.

Второй опасностью, грозящей свободе обмена, является т.н. "эффект соседства", возникающий в том случае, когда действия одного индивида причиняют значительные убытки другим индивидам, и при этом нет возможности получить компенсацию за нанесенный вред. Примером может быть предприятие, сбрасывающее в реку отходы. По сути дела, оно заставляет других людей, живущих ниже по течению, отказаться от воды в реке и покупать незагрязненную воду где-то в другом месте. Конечно, им хотелось бы получать компенсацию, однако очевидно, что соглашение об этом заключить не удастся. Возьмем пример из другой сферы. Образование ребенка считается выгодным не только для самого ребенка и его родителей, но также для других членов общества. Однако невозможно установить конкретных индивидов, получивших выгоду от образования какого-либо ребенка, еще менее вероятно представить эту выгоду в денежном выражении и выставить счет. Поэтому либералы считают оправданным, что государство дает некое минимальное образование всем детям, даже если его стоимость превышает стоимость образования, которое могли бы дать некоторые родители. Оправданной является и компенсация - по крайней мере частичная - этих затрат из суммы налогов, которые обязаны платить все члены общества.

Разумеется, все действия чреваты какими-то "непредусмотренными расходами" или "несоразмерными выгодами" для третьих сторон. Либеральная философия не имеет твердого критерия, который бы позволил различать правильные и неправильные действия правительства в этой области. Однако либералы подчеркивают, что необходимо принимать в расчет один общий вред, наносимый государственным вмешательством, как бы один общий "эффект соседства": любое действие государства является посягательством на свободу индивида. Либерал рассматривает это как аргумент против любого предложения о вмешательстве государства, однако не рассматривает действия государства в качестве фатальных для индивидуальной свободы. Поэтому прежде, чем принимать решение об оправданности того или иного государственного вмешательства, необходим точный расчет баланса получаемых в результате выгод и наносимого при этом вреда.

Существует еще одна причина, по которой либерализм считает оправданным вмешательство государства. Она связана с неопределенностью конечной цели. Свобода нужна "отвечающим за себя" индивидам, однако детей и сумасшедших нельзя считать "отвечающими за себя" людьми. Проблему с детьми можно решить, рассматривая в качестве базовой ячейки общества семью и возлагая ответственность на родителей. Однако такой подход в целом не имеет четкого принципиального обоснования. Не существует вполне удовлетворительного критерия, который позволил бы провести разграничительную линию между действием, оправданным по таким "патерналистским" основаниям, и действием, ущемляющим свободу отвечающих за себя индивидов.

Приведем несколько примеров, показывающих, каким образом либеральные принципы могут быть применены в общественной жизни. Рассмотрим вначале меры государства, которые очевидно противоречат традиционным либеральным принципам: пошлины и тарифы, прямой контроль над импортом и экспортом, контроль над денежным обращением, контроль над ценообразованием. Каждая из этих мер является ущемлением свободы индивидов вступать по собственному выбору в соглашения, не имеющие существенных отрицательных последствий для третьих сторон. Допустим, определенные типы жилых домов - например, в густонаселенных бедных районах - требуют больше средств для оплаты работы полиции и пожарных. Для либерала традиционного типа это буквальный "эффект соседства", и поскольку источник дополнительных расходов очевиден, либерал сочтет оправданным повышение налогов на землю в этом районе, а не дополнительные субсидии на жилье для бедных. Главный аргумент в пользу субсидий носит патерналистский характер: люди "заслужили" жилье получше, и правильно было бы использовать общественные деньги на соответствующие субсидии. Либерал классического типа будет возражать, исходя из следующих двух оснований. Во-первых, если какие-то люди нуждаются в субсидии, почему бы не предоставить им саму эту субсидию и не позволить распорядиться ею так, как они сочтут нужным? Во-вторых, либерал оспорит перераспределение самого дохода. Либерал старого толка поддержит правительственные меры по облегчению участи нищих на том патерналистском основании, что необходимо заботиться о людях, которые не способны отвечать за свою собственную жизнь. Однако он сочтет, что неразборчивость в широкомасшабном дотировании общественного жилого фонда подрывает принцип личной ответственности. Уменьшить степень неравенства, скажет либерал, можно не с помощью вводящих в заблуждение паллиативов или перераспределения богатства, но за счет улучшения работы рынка, усиления конкуренции, а также расширения возможностей для проявления личных способностей.

Пример с жилым фондом показывает, каким образом главное достоинство традиционного либерального общества может быть в то же самое время источником возражений против такого общественного устройства. Либеральное общество предоставляет людям возможность свободного выбора того, на что они способны, вместо предоставления "благ", которые решает им дать какая-то группа благодетелей. Адам Смит в Богатстве народов дает прекрасное резюме нашему обсуждению в этой статье вопроса о роли государства в обществе, построенном на принципах традиционного либерализма: "Всякий человек, если он не нарушает законов справедливости, свободен преследовать свои собственные интересы так, как он пожелает, и соревноваться в своей деятельности и применении капитала с другими людьми или сословиями. Суверен же должен быть полностью освобожден от своих обязанностей, пытаясь исполнить которые он по необходимости подвержен множеству заблуждений и для совершенного выполнених коих никому не хватит человеческой мудрости и знания; обязанности его состояли бы в наблюдении за частной деятельностью людей и направлении ее к целям, наиболее подходящим для интересов общества. Согласно системе естественной свободы, суверен обязан исполнять всего три обязанности; обязанности эти крайне важны, однако в то же время отличаются простотой и понятностью для простолюдинов; первая - обязанность защищать общество от насилия или иноземного вторжения; вторая - обязанность защищать насколько возможно каждого члена общества от несправедливости и угнетения другими членами общества, иначе говоря, установить правление по законам справедливости; и третья - обязанность учреждения и поддержания некоторых общественных работ и институтов, невыгодных для учреждения и поддержания с точки зрения интересов любого отдельного индивида или группы индивидов, поскольку доход от них никогда не покрывает расходов, и в то же время они зачастую оказываются самым выгодным вложением средств с точки зрения общества в целом".

Либерализм сегодня. Во времена Адама Смита и Рикардо либерализм относился к числу радикальных движений, поскольку предлагал перейти от государственного вмешательства в дела общества к принципам свободы индивидуальной деятельности. Новый либерализм в середине 19 в. также носил радикальный характер, предлагая перейти к усилению ответственности государства.

Первый импульс развитию нового движения был дан Дж.С.Миллем. Под влиянием реформаторов (в частности, последователей Оуэна, Луи Блана и Сен-Симона), а также из сочувствия к нищим Милль предложил усилить ответственность государства (например, в обеспечении всеобщего образования), ввести более строгие правила, касающиеся вступления в права наследования, и большие политические права для городских рабочих. В какой-то период он даже выступал за претворение в жизнь идей социализма и коммунизма. В издании своей книги, исправленном после революций 1848 и под влиянием друга и позднее жены Хэрриет Тейлор, Милль писал: "Согласно коммунистической схеме, при ее успешном осуществлении, наступит конец страху лишиться средств к существованию; это необычайно приблизило бы достижение человеческого счастья". Однако приверженность Милля идее индивидуальной свободы помешала сколько-нибудь серьезному союзу с коммунистическим движением.

Бльшая ответственность государства означала увеличение доходной части бюджета. Утилитаристы (и сам Бентам) выдвигали принцип, согласно которому уплата одного доллара налогов "стоит" богатому человеку меньше, чем бедному. Именно в такого рода взглядах - истоки теории прогрессивного налогообложения.

Обычно считается, что великие экономисты от Смита до Кейнса строили теории, которые выдавали за универсальные, но которые в действительности всегда выражали интересы только британцев. В этом мнении есть доля истины. Акцент Смита на невмешательство был ответом на потребности Великобритании 18 в., а предложение Кейнса об усилении роли государства было ответом на потребности изменившегося мира в 20 в. Однако в обоих случаях применимость теорий выходила далеко за пределы Великобритании. Смит и Рикардо оба желали свободы торговли, и это, разумеется, служило британским интересам; точно так же следует расценивать теорию разделения труда Смита и теорию стоимости Рикардо. К тому времени, как начали выходить работы Кейнса, возникла потребность в более широких инвестициях, развитии потребления и ограничении свободы в сфере международной торговли. Поэтому Кейнс призывал на помощь государство для того, чтобы повлиять на процессы замораживания сбережений, увеличение инвестиций и уровня потребления, а также усилить контроль над инвестированием, движением денежной массы и капитала.

Красноречивое описание трансформации общества в 19 в. дал Дж.Тревельян в Истории английского общества (1948): "Прибывавшие на работу в горнодобывающие и промышленные отрасли люди покидали старый аграрный мир, который был в сущности консервативным по своей социальной структуре и моральному укладу, и вливались в общую массу обездоленных людей, в которой вскоре естественно начиналось брожение и которая становилась весьма взрывоопасной субстанцией. Очень часто еда, одежда и заработки были не так плохи по сравнению с тем, что они имели ранее, когда занимались сельскохозяйственным трудом. У них также было больше независимости, чем у сельскохозяйственного рабочего, низкие заработки которого дополнялись не приносящим отдыха досугом. Однако миграция в мануфактуры означала и потери. Красота полей и лесов, стародавние традиции деревенской жизни, сбор урожая, праздник по случаю уплаты десятины, майские обряды наступления весны, состязания - все это было гораздо более человечным и веками позволяло сносить нищету...".

С развитием промышленности росли города. К середине 19 в. половину населения Великобритании составляли городские жители. Развитие мануфактурного производства и городов поставило проблемы, которыми невозможно было пренебрегать теоретикам, исповедовавшим философию laissez faire (невмешательства в экономику). Принцип laissez faire положил конец хлебным законам. Однако тот же самый состав парламента, который отменил хлебные законы как противоречащие законам свободы, принял законы о мануфактуре, согласно которым рабочий день детей и женщин, а косвенным образом и мужчин ограничивался десятью часами в день и запрещались такие злоупотребления, как использование детей вместо щеток для чистки дымовых труб. Пренебрежение правилами санитарии, когда, например, корыстолюбивые лендлорды позволяли предприятиям загрязнять питьевую воду, в конечном итоге привело к принятию знаменитого закона о здравоохранении 1848. Конфликты между сторонниками официальной церкви и диссентерами сдерживали осуществление программы бесплатного образования, пока премьер-министр У.Ю.Гладстон не добился принятия в 1870 закона об образовании. Разумеется, государство не могло стоять в стороне и равнодушно взирать на то, как фабриканты и родители нарушали права рабочих и детей. Государство реагировало и на то, что происходило с сельскохозяйственным производством в процессе его радикальной трансформации, на появление серьезной проблемы бедности, справиться с которыми у местной власти не было сил, наконец, на нестабильность современного индустриального мира и следующую из нее безработицу, смену занятий, а также на общую тенденцию к эксплуатации сильными слабых. К концу 19 в. традиционный либерализм перестал пользоваться популярностью, и государство приняло на себя ряд ответственных обязательств. Принцип laissez faire одержал триумфальную победу только в британском сельском хозяйстве, несмотря на угрозу иностранной конкуренции после событий Гражданской войны в США. В 1848 в лондонском "Экономисте" можно было прочесть, что "страдание и зло предписаны природой; от них невозможно избавиться; и нетерпеливые потуги благой воли законодательно изгнать их из мира, не разобравшись в их направленности и конечном назначении, всегда порождали больше зла, чем добра". В 20 в. такими идеями вряд ли кого-нибудь можно было бы заинтересовать.

В США наличие богатых природных ресурсов и рабочей силы, прибывавшей отчасти из-за рубежа, отсутствие крупных войн (кроме Гражданской) и развивавшийся свободный рынок способствовали полной свободе предпринимательства вплоть до 20 в. Некоторые экономисты справедливо замечают, что система свободного предпринимательства и сами США родились одновременно в 1776.

В первой половине 19 в. свобода выпуска денег и нежелание государства брать на себя ответственность во многом способствовали нестабильности и неоправданным банкротствам. Когда после введения в 1863 Национальной банковской системы в денежную систему США был внесен минимальный порядок, государство проявило отсутствие воображения, не обеспечив деньгами динамично развивавшуюся экономику. С дальнейшим ростом экономики система обнаружила присущую ей извращенную гибкость: чем больше была потребность в деньгах, тем их становилось меньше.

Федеральное правительство не хотело брать на себя ответственность за контроль над использованием детского труда, условиями труда на фабриках, за обязательное страхование в случае нетрудоспособности и болезни, а также за бесплатное образование. Штаты соревновались друг с другом в снятии с себя обязательств и уменьшении налоговых отчислений. Массачусетс не мог позволить себе запретить работу в ночное время для женщин и третью смену, если в Джорджии они были разрешены.

Пока наблюдался рост, хотя и прерываемый отдельными кризисами, большинство американцев не осознавали глубоких структурных изъянов экономической системы. Их оптимизм был серьезно подорван кризисом 1929. Стало ясно: система дала сбой; безработица может длиться неопределенно долго; никто не способен взять на себя ответственность за вывод страны из кризиса; нет никого, кто бы позаботился о людях, пострадавших от скачка цен и безработицы.

В 1933 Франклин Д.Рузвельт предложил идеологию "нового либерализма". Бешеная спекуляция и злоупотребления финансовых институтов способствовали глубине депрессии. Поэтому были приняты закон об обращении ценных бумаг и поправки к закону о федеральном резервном фонде, чтобы сдержать спекулянтов, заставить тех, кто пускал в обращение ценные бумаги, предоставлять государству соответствующую информацию о своей деятельности, а также установить более серьезный режим контроля над банковской и денежной системами.

Свободный рынок не обеспечивал адекватной защиты фермеров и рабочих. Поэтому государство взяло на себя задачу поддержания цен на сельскохозяйственные продукты и выступило за усиление позиции наемных работников при заключении трудовых договоров. В динамичной и нестабильной экономике необходимо было решать проблемы безработицы: во-первых, за счет увеличения покупательной способности бедных слоев; во-вторых, за счет создания рабочих мест в сфере общественных работ; в-третьих, за счет страхования и прямой помощи пострадавшим от экономического кризиса.

Разворачивание политики Нового курса осуществлялось главным образом с помощью мер ad hoc (лат. - в применении к конкретному случаю) для решения неотложных проблем. Его целью были помощь бедным, ограничение сверхприбылей и налаживание функционирования всей экономической системы в целом. Постепенно формировалось и теоретическое обоснование реформ. Их пророком выступил Дж.М.Кейнс.

На взгляд Кейнса, капитализм старого образца умер. Кейнс писал в журнале "Нью стейтсмен и нейшн" 15 июля 1933: "Он (загнивающий капитализм) неумен, непривлекателен и не выполняет обещанного". В знаменитом труде Конец laissez faire (The End of Laissez Faire, 1926) Кейнс подверг уничтожающей критике сам принцип невмешательства. Прежде всего, неверна гипотеза о гармонии частных интересов и общего интереса. Производство и распределение носят органический характер и потому требуют управления и планирования. В задачи государства входит борьба с невежеством, кризисами и нестабильностью, а также контроль над инвестициями и защита сбережений граждан. "Что касается меня, то я полагаю, что разумно управляемый капитализм может быть более эффективным в достижении экономических целей, чем любая другая известная на сегодня система, однако капитализм как таковой во многих отношениях вызывает серьезные возражения".

Кейнс был убежден, что в мирное время вынужденная безработица является фактором, постоянно угрожающим капиталистической системе, если государство проводит политику невмешательства в экономику. В развитой экономике люди слишком заняты накоплением сбережений и почти не вкладывают деньги. Поэтому спрос оказывается ниже предложения, в результате цены падают, бизнес терпит убытки, а уровень безработицы повышается. Выход - в установлении контроля над денежной массой и процентной ставкой, повышении налогов на сбережения и других мерах, а также в стимулировании частных инвестиций. Однако, опасаясь, что с пессимизмом - этим снижающим уровень инвестирования фактором - будет трудно бороться, а увеличение частных инвестиций принесет лишь временное облегчение, Кейнс считал, что надеяться нужно прежде всего на инвестирование из государственных фондов. С его точки зрения, существенно важно, чтобы государство шло на б льшие затраты, когда частный сектор тратит меньше средств на инвестиции. С другой стороны, когда частные инвестиции увеличиваются, государственный сектор может сворачивать свои экономические проекты. Иначе говоря, государство создает покупательную способность, когда люди начинают тратить мало денег на покупку товаров, и снижает ее, когда частные предприниматели начинают вкладывать слишком много денег в производство. Однако должны оставаться неприкосновенными права индивидов на принятие экономических решений, права людей на выбор профессии и права потребителей тратить деньги так, как они пожелают. Контроль государства над денежной массой, процентными ставками, сбережениями и инвестициями, вероятнее всего, достаточен для спасения капитализма от краха.

В 18 в. и на протяжении большей части 19 в. либералы выступали главным образом в качестве апостолов "свободы". Однако развитие производства, урбанизация, появление крупных предприятий, нестабильность, крайности конкуренции и монополизма, а особенно последствия Великой депрессии и двух мировых войн постепенно привели к преобразованию либерализма. От проповеди крестового похода против государственного вмешательства либерализм перешел к идеям защиты слабых и предупреждению нестабильности экономической системы.

Русский словарь Colier.      Russian dictionary Colier.