Значение РИМ в английском языке

РИМ

РИМ, ДРЕВНИЙ Август и императоры династии Юлиев - Клавдиев (30 до н.э. - 68 н.э.). Август. Устранив всех соперников, Октавиан сосредоточил усилия на укреплении Римской державы. Прежде всего следовало создать стабильную власть в такой форме государственного устройства, которое было бы приемлемо для римлян. Постепенно, шаг за шагом, Октавиан создавал систему, известную сегодня под названием принципата. Принципат обеспечил Империи более двухсот лет внутреннего мира.

Первым шагом Октавиана явилось формальное сложение с себя чрезвычайных полномочий и "возвращение государства" сенату и народу в 27 до н.э. Затем Октавиан возложил на себя широкие полномочия, преимущественно в военных вопросах, сроком на десять лет. При этом предусматривалось его ежегодное переизбрание консулом. Прочие вопросы оставались в ведении сената. Октавиан принял титул "Август", но определил свое положение в государстве словом "принцепс" (princeps), т.е. "первый гражданин".

В 23 до н.э. Август, однако, сложил с себя звание консула, которое с тех пор оставалось формальной вершиной карьеры сенатора, и занял две должности, составившие политическую основу принципата. Принятая им проконсульская власть (империй) - по существу, консульская власть во всех провинциях - обеспечивала за ним командование легионами и верховный надзор за провинциальной администрацией, так как распространялась не только на провинции, отданные в его управление, но и на наместников тех провинций, находившихся в ведении сената. Должность народного трибуна обеспечивала Августу и право вето в гражданских делах, и право на политическую и законодательную инициативу. В пределах города Рима должность Августа по-прежнему продолжала считаться консульской. Принятие им на себя надзора за уровнем воды в Тибре и предотвращением наводнений в Риме, а также за снабжением города зерном положило начало характерному для Империи процессу передачи обязанностей выборных республиканских магистратов назначаемым лицам. Август был уполномочен принимать послов и заключать договоры, благодаря чему начал играть ведущую роль в вопросах внешней политики. Возложение на Августа цензорских функций с правом выдвижения кандидатов во время выборов (чем он, впрочем, пользовался очень умеренно, так что смог сохранить уважение сословий сенаторов и всадников) в значительной степени поставило выборы под контроль императора.

Полномочия Августа продлевались на ограниченный срок - пять и десять лет. Каждая его государственная или жреческая должность, каждое полномочие были республиканскими по своему характеру - все были возложены на него сенатом и народом, но их сосредоточение в руках одного человека привело к созданию нового государственного устройства. В сочетании с миром, воцарившимся с установлением Империи, они давали Августу высокий авторитет (auctoritas). Кульминацией в этом плане стало присвоение Августу титула "Отца Отечества" (Pater Patriae) во 2 до н.э.

Август всегда оказывал сенату должное уважение и предпочитал следовать его советам. Он контролировал доступ в сословие сенаторов и ввел в число его членов лучших людей Италии, отдал сенаторам высшие должности в провинциях, находившихся в его собственном ведении, а также давал им многие поручения по насущным для Рима и Италии вопросам. Искусное использование Августом личного влияния и выдвижение, наряду с аристократами по рождению, талантливых и честолюбивых людей из других сословий постепенно превратили некогда всемогущий сенат в высшее государственное учреждение. То же происходило и в сословии всадников, финансовые и административные таланты которого, ранее находившие применение главным образом в подрядах на общественные работы и частном предпринимательстве, стали использоваться на постах прокураторов (финансовых агентов) в провинциях, наместников небольших провинций, например Иудеи. Всадники назначались также на должности по охране порядка, обеспечению хлебом, их посылали в Египет и делали командирами преторианской гвардии. Ядром будущей могущественной бюрократии сделались секретари и помощники как в домашнем укладе императора, так и в присутственных местах провинций (впрочем, при Августе и его преемнике Тиберии они были сравнительно немногочисленны и хорошо контролировались).

Законодательство Августа в социальной области было направлено на защиту семьи и повышение рождаемости. Оно предусматривало наказания за прелюбодеяние, ограничение права наследования для не состоящих в браке и бездетных, предпочтение при приеме на государственную службу тем аристократам, кто имел детей, а также предоставление тем обладателям латинского гражданства, кто исполнил этот долг перед государством, римского гражданства. Август ограничил приобретение римского гражданства через манумиссию (освобождение раба) в тех случаях, когда инициатива освобождения вызывала сомнение (например, в случаях манумиссии по завещанию или несовершеннолетия того, кто ее осуществлял). Август предоставлял римское гражданство целым городам и провинциям, однако взамен требовал службы Римскому государству. Он проводил политику возвращения к старому жизненному укладу, а его реформы в религиозной сфере включали восстановление древних храмов, обрядов и жреческих коллегий; в то же время он способствовал и созданию религиозных обществ в честь самого себя. Август принял божеские почести от восточных провинций, причем здесь поклонение ему совершалось в тех же храмах, что и богине Роме (олицетворению Рима). На Западе богослужения Августу совершались на алтарях в Тарраконе (совр. Таррагона) и Лугудуне (совр. Лион), в городских же кварталах Рима для поклонения Гению ("Жизненной силе") семейства Августа собирались вольноотпущенники, почитавшие этого Гения наряду с Ларами (божествами - покровителями домашнего очага). Во всех прочих местах учреждались коллегии жрецов, именовавшихся августалами. Август, официально не являвшийся богом при жизни, подготовил все условия для своего обожествления после смерти. Культ императора стал основным способом выражения лояльности государству.

Сразу по расформировании армии, одержавшей победу при Акции, Август создал новую профессиональную армию примерно из двадцати восьми легионов. Легион, состоявший из шести тысяч пехотинцев, был основной тактической единицей римской армии. Каждый легион делился на шестьдесят центурий (сотен), во главе которых стояли командиры, называвшиеся центурионами (сотниками). Шесть центурий составляли когорту, десять когорт - легион. Легионер был вооружен коротким мечом и дротиком. Вспомогательных войск, набиравшихся из лиц, не имевших римского гражданства, было в римской армии столько же, сколько воинов-легионеров. Они были сведены в воинские части меньшего размера, и кроме пехоты здесь имелись войска специального назначения - конница, лучники, пращники и т.п. Военно-морской флот комплектовался преимущественно из вольноотпущенников и лиц, не имевших римского гражданства; главные базы флота были в Мизенах и Равенне. По окончании службы всем воинам даровалось римское гражданство. Август решил давний вопрос о вознаграждении легионеров, учредив военную казну, которая была образована за счет специальных налогов. По границам Империи было рассредоточено ок. 300 000 воинов. Для защиты Рима и Италии Август набрал, кроме армии и военно-морского флота, девять когорт (последующие императоры увеличили их число) знаменитой преторианской гвардии.

После того, как Армения превратилась в зависимое от Рима государство и парфяне возвратили Риму знамена, отнятые у Красса и других римских полководцев, политика Августа в отношении Парфии на Востоке смягчилась. Август довольствовался оказанием поддержки зависимым от Рима царям, отношения с которыми завязал еще Антоний, а кое-где, например в Галатии, Понте и Иудее, начал процесс присоединения новых областей. Египет, снабжавший Рим продовольствием, был выделен в особую административную единицу и являлся владением Августа, который правил в нем как преемник фараона и наследник птолемеевой системы извлечения доходов.

На Западе новая армия Августа прежде всего обеспечила Риму власть над еще непокоренной частью Испании и в Альпийских областях, однако еще важнее было обеспечить безопасность северных границ и узкой полосы суши, соединявшей западную половину Империи с восточной. Так началось завоевание земель, прилегающих к Данубию (совр. Дунай): в 15 до н.э. - Реции и Норика, в 12-9 до н.э. - Паннонии, в 6 н.э. - Мезии. В области, лежавшей за Реном (совр. Рейн), пасынок Августа Друз, а после смерти Друза (в 9 н.э.) другой пасынок Августа и его преемник Тиберий продвинулись до реки Альбиса (совр. Эльба). Но победы в Германии были сведены на нет крупным восстанием в Паннонии (в 6-9 н.э.) и потерей трех легионов под командованием Вара в Тевтобургском лесу (9 н.э.). Границы государства продолжали проходить по рекам Рен, Данубий и Евфрат. Именно благодаря дунайским провинциям Империя выстояла в 3 в. н.э.

Хотя номинально принцепса наделяли властью сенат и народ, преемник Августа должен был происходить из его же дома. Этого требовали как собственные династические цели Августа, так и необходимость сохранения целостности армии, поддержания мира в государстве и авторитета самого Августа. Вначале роль преемника прочили зятю Августа Агриппе, затем сыновьям Агриппы - Гаю и Луцию, усыновленным Августом. Только после их смерти Август усыновил своего пасынка Тиберия и наделил его императорскими полномочиями (в 4 н.э.), но своими династическими интересами не поступился и здесь. Хотя сам Тиберий имел сына, Август заставил его усыновить Германика, сына Друза и мужа дочери Агриппы, Агриппины. На момент смерти Августа в 14 н.э. кандидатура преемника была обозначена с полной ясностью.

Август создал систему принципата на основе форм республиканского государственного устройства, за нобилитетом же оставил возможность удовлетворения своих амбиций. Социальные и религиозные реформы Августа (за исключением культа императора) носили временный характер, однако его профессиональная армия защищала Империю и долгое время оставалась вне политики, что исключало возможность гражданской войны. При Августе в столице наконец появились полиция, пожарная команда, водоснабжение; город был защищен от наводнений. Восстанавливались общественные здания, а обширная программа строительства превратила Рим "из кирпичного в мраморный". Сокрушительный удар был нанесен по разбойникам, хорошели города, развивалось сельское хозяйство. Больше всего выиграли провинции. На основании регулярно проводившейся переписи населения взимались налоги, был установлен действенный надзор за наместниками, поощрялся рост городов, строились новые города, улучшались средства сообщения, большому числу людей было пожаловано римское гражданство. Самым главным было то, что в государстве царили мир и безопасность. Города на западе Империи охотно подражали Риму и образу жизни римлян. Август не был гением, как Цезарь, но строил он прочнее. Август молил богов: "Да будет мне дано заложить государство в единстве и несокрушимости, дабы я почитался творцом лучшего государственного устройства и при кончине унес бы с собой надежду, что заложенные мною основания останутся незыблемыми".

Тиберий (правил в 14-37 н.э.). По своему жизненному опыту Тиберий подходил на роль императора лучше кого-либо другого, но его темперамент не оставлял надежды на сохранение выработанной Августом гибкой модели взаимоотношений императора и сената. Тиберий хорошо правил государством, делал удачные назначения, держал чиновников под контролем, а в случае бедствий проявлял одинаковую щедрость к жителям провинций и к римлянам. Лишь в последние годы правления подозрительность Тиберия, распространявшиеся на всех окружающих, и судебные преследования, в которые эта подозрительность выливалась, переросли в злоупотребление властью. Внешняя политика Тиберия была успешна и в Парфии, и в Германии. Но никаких новых путей он не проложил. Трагедия жизни Тиберия - несчастья и раздоры в императорском семействе. Некоторых его членов похитила смерть, другие были изгнаны. Среди первых можно назвать сына Тиберия Друза, племянника Германика и старших сыновей Германика и Агриппины старшей. Важную роль в жизни Тиберия сыграло и предательство Сеяна, префекта преторианской гвардии, которому Тиберий слепо доверял. Тиберий не подготовил себе преемника - остались лишь сын и брат Германика, неопытный Гай и пребывавший в небрежении Клавдий. Наиболее важными событиями правления Тиберия в глазах последующих поколений стали проповедь и распятие Иисуса Христа, преданного смерти прокуратором Иудеи Понтием Пилатом по настоянию местных властей.

Калигула (правил в 37-41 н.э.). Преемником Тиберия сделался его внучатый племянник Гай (полностью - Гай Цезарь Германик), которому воины его отца Германика дали прозвище Калигула ("Сапожок"). Калигула настаивал на своей божественности, что чуть не привело к восстанию в Иудее, а в самом Риме садистское и тираническое поведение Калигулы вскрыло опасности, скрывавшиеся в неограниченной императорской власти. После непродолжительного правления Калигула был убит. Сенат принялся обсуждать способы восстановления республики, но в это время преторианская гвардия провозгласила императором дядю Калигулы, Тиберия Клавдия Нерона Германика.

Клавдий (правил в 41-54 н.э.). Широко приводимые историками свидетельства физической и умственной неполноценности Клавдия, да и сами ужасы, связанные с засильем его секретарей и жен (в том числе Мессалины, ставшей хрестоматийным примером необузданного распутства), вступают в противоречие с явными успехами в управлении Империей. Так, при Клавдии была присоединена Мавретания (совр. Марокко и Алжир) (разделенная на две провинции - Мавретанию Тингитану и Мавретанию Кесарийскую), покорена южная Британия. Щедро раздавалось римское гражданство, выходцам из провинций был открыт доступ в сенат, на ответственные посты назначались умелые полководцы и администраторы. Были приняты твердые, но вместе с тем свидетельствующие о большой широте взглядов меры в отношении евреев, пресечены злоупотребления в судах и приняты более гуманные законы в отношении рабов. Сфера компетенции императора расширялась. Это привело, с одной стороны, к учреждению фиска (императорской казны), призванного повысить эффективность государственного аппарата, а, с другой - к возрастанию роли секретарей императора, ведавших перепиской, финансами, прошениями и т.д. Среди осуществленных Клавдием общественных работ - модернизация портовых сооружений Остии и мелиорация земель в центральной Италии, предусматривавшая осушение Фуцинского озера. Агриппина младшая, племянница и последняя жена Клавдия, заставила его усыновить ее сына Луция Домиция Агенобарба в качестве преемника под именем Нерона Клавдия Цезаря Друза Германика. Она же, вероятно, приблизила смерть императора.

Нерон (правил в 54-68 н.э.). В первые пять лет пребывания Нерона у власти правление находилось в руках его помощников - Луция Аннея Сенеки и Секста Афрания Бурра. В то же время римский полководец Гней Домиций Корбулон вытеснил парфян из Армении. Однако вскоре Нерон, казнив свою властную мать Агриппину и жену Октавию, исчерпал доверие окружающих и подорвал престиж дома Августа. В Риме были шокированы откровенным эллинофильством Нерона и тем, что он не стеснялся развлекать публику выступлениями в качестве певца и актера. Кроме того, Нерона подозревали в причастности к колоссальному пожару Рима в 64 н.э. Злоупотребления местной администрации спровоцировали восстание Боудикки (или Боадицеи) в Британии, а неверные назначения наместников отчасти явились причиной крупного еврейского восстания 66 н.э., подавление которого принесло известность полководцу Титу Флавию Веспасиану. Казни военачальников и пренебрежительное отношение к вооруженным силам вызвали мятеж пропретора Гая Юлия Виндекса в Галлии. Мятеж был подавлен Вергинием Руфом, отклонившим провозглашение его императором, но к мятежу оказались также причастны полководцы Сервий Сульпиций Гальба и Марк Сальвий Отон в Испании. Сенат и преторианцы высказались в пользу Гальбы и объявили Нерона государственным преступником. С его самоубийством династия Юлиев - Клавдиев пресеклась.

Экономические, социальные и культурные особенности раннего принципата. Мир пошел на благо всем жителям Империи. Расцвела торговля; хотя в промышленном производстве лидировали Италия и Восток, западные провинции начали развитие собственного производства, в частности керамических изделий. Оживленная внешняя торговля, прежде всего приобретение пряностей и драгоценных камней в Индии, приводила в то же время к ускоренному оттоку из государства драгоценных металлов, что, возможно, стало причиной обесценивания денег при Нероне. Достаточно быстро росло городское население на западе и в менее развитых областях севера и востока. В этот период происходили улучшение жизни полисов и рост благосостояния среднего класса. Хотя политические деятели Италии входили в сенат, в составе которого начали теперь появляться и жители провинций, население самого Рима, утратив политические функции, окончательно лишилось былого влияния.

Эпоха Августа, в которую творили поэты Публий Вергилий Марон, Квинт Гораций Флакк и Публий Овидий Назон, а также историк Тит Ливий, явилась временем величайшего расцвета литературы и искусства. Как изобразительное искусство, так и литература, при всей их классической универсальности, стремились выразить миссию римлян и династии Юлиев и прославляли блага нового порядка. Действительно, вся римская литература этого периода проникнута имперским духом. Величайший эпос Вергилия Энеида был задуман как возвеличение императорского Рима, а оды и эподы Горация полны прямых или косвенных упоминаний Августа. В конце "серебряного века", как называют период развития римской литературы от смерти Августа до начала правления Антонинов, т.е. с 14 до приблизительно 130 н.э., величайший римский историк Корнелий Тацит и великий сатирик Децим Юний Ювенал описывают главным образом упадок, наступивший в императорскую эпоху; на республиканское прошлое они взирают с ностальгией, усматривая в нем простоту и невинность. Начиная с Овидия в литературе заявляют о себе новые факторы - страх перед императором либо оказанная им милость: Овидий был отправлен в ссылку по личному приказу Августа. В "серебряном веке", менее творческом в сравнении с предыдущим, писатели делаются подчас игрушкой политических бурь, над ними тяготеют сила традиции и избыточная риторика. Философия этой эпохи представлена Луцием Аннеем Сенекой и стоиками. Процветала астрология. Мистериальные культы, подобные изображенным на фресках в Помпеях, и почитание восточных божеств, например богини Исиды, находили многочисленных последователей. В столице, как и во многих других городах, существовали большие еврейские общины. Христиане, уже многочисленные на Востоке, были теперь признаны в Риме как носители особого вероисповедания и претерпели гонения.

Императоры династии Флавиев и династии Антонинов. Династия Флавиев: Веспасиан, Тит и Домициан. За год, протекший со смерти Нерона, соперничавшие друг с другом части армии провозглашали императорами полководцев Гальбу, Отона, Авла Вителлия и, наконец, Тита Флавия Веспасиана. Соперничество вылилось в губительную междоусобную войну, в ходе которой были разрушены многие города. Впервые обнаружилось, что "императором можно стать и вне Рима". Бережливый, происходивший из среднего класса уроженец области сабинов Веспасиан (правил в 69-79) приобрел авторитет полководца в ходе кампаний в Германии, Британии и Иудее. Опираясь на армию, Веспасиан смог обеспечить дальнейшее существование принципата. Тщательно проведенный ценз, новые повышенные налоги, строгий контроль за землепользованием, рудниками и каменоломнями позволили Веспасиану покрыть ущерб, нанесенный гражданской войной, и создать платежеспособное государство. Покончив с восстанием Гая Юлия Цивилиса, Веспасиан вернул Империи северную Галлию. При Веспасиане же началось присоединение к государству земель, лежащих между Реном (Рейном) и Данубием (Дунаем). Уже тогда легионеры набирались главным образом из провинций. Возможно, именно этим обстоятельством, а также романизацией провинциального населения объясняется пожалование Веспасианом латинского права всем жителям Испании. Веспасиан тратил значительные средства на общественное строительство "для прокормления своих бедняков" и впервые учредил оплачиваемые казной должности преподавателей риторики. Он откровенно стоял на страже интересов своей династии, и его сыновья в свое время сделались его преемниками мирно и без каких-либо осложнений.

Краткое правление любимого народом Тита (79-81) более всего запомнилось извержением Везувия, когда под слоем пыли и пепла были погребены города Геркуланум и Помпеи. Домициана (правил в 81-96) традиционно изображают как императора, соединившего в себе подозрительность и изменчивый нрав Тиберия с деспотическими наклонностями Нерона. О склонности к единоличному правлению несомненно говорят повторявшиеся из года в год консулаты Домициана и должность цензора, принятая им пожизненно в 85. Как цензор Домициан провел реформы в области общественной нравственности, возобновил древние обычаи и приостановил распространение восточных культов и иудаизма. Финансовая политика при Домициане была более разумной, чем принято считать, однако обвинение в использовании ссылки и судебных преследований с единственной целью конфискации имущества с него не снимается. Бичом общества стали доносчики. В то же время Домициан выдвигал способных людей и умело ими пользовался. Среди них можно назвать Гнея Юлия Агриколу, выдающегося наместника Британии и полководца, Корнелия Тацита (зятя Агриколы), величайшего римского историка, Марка Ульпия Траяна, отца будущего императора Траяна. Однако после заговора и восстания Луция Антония Сатурнина в 89 Домициан развязал такой террор в отношении сенаторов и других своих подданных, что в конце концов даже близкие ему люди составили заговор и убили его (в 96).

Наиболее значительными достижениями династии Флавиев были присоединение юго-западной Германии вплоть до реки Мена (Майна) и дальнейшее завоевание Британии, где власть Рима удалось распространить на значительную часть современной Шотландии. Однако сильный натиск племен, населявших территории к северу от Данубия (Дуная), а также серьезное поражение, которое потерпели римляне в Мезии в 86, принудили Домициана начиная с 89 ежегодно выплачивать дакам, населявшим совр. Румынию, значительный денежный "подарок" и переместить основные силы армии с Рена (Рейна) на Данубий. На Востоке к Империи были присоединены последние вассальные Риму царства, благодаря чему границей державы стала река Евфрат в верхнем течении, а военные лагеря в Сатале и Милитене превратились в опорные пункты оборонительной системы.

Нерва, Траян, Адриан, Антоний Пий, Марк Аврелий и Коммод. Сменивший Домициана престарелый сенатор Марк Кокцей Нерва (правил в 96-98) избежал судьбы Гальбы тем, что задарил преторианцев. Он также учредил в Италии благотворительный (т.н. алиментарный) фонд для содержания сирот и оставленных детей. Фонд существовал за счет процентов со ссуд, выданных государством мелким и средним землевладельцам. С Нервы начинается эпоха примирения между принцепсом и сенатом. Самым важным, однако, было то, что Нерва создал прецедент: он усыновил и назначил своим преемником не родственника, а опытного воина, Марка Ульпия Траяна.

В лице Траяна (правил в 98-117) высшую должность в Империи впервые занял провинциал, уроженец Испании. При нем пришедший к согласию с императорской властью сенат смирился с ролью скорее почетного органа советников императора и администраторов высшего ранга, чем собрания политических лидеров. Однако всадники стали теперь занимать принадлежавшие некогда вольноотпущенникам высшие должности секретарей императора. Забота Траяна о Риме проявилась в строительстве форума Траяна, базилики Ульпия и других зданий. Попечение о нуждах Италии выразилось в усовершенствовании гавани Остии, сооружении гавани в Центумцеллах (совр. Чивитавеккья) и расширении алиментарного фонда. Желая способствовать благосостоянию провинциальных городов, в некоторые из них Траян направлял кураторов (особых чиновников, которым поручались ревизия местных финансов и приведение их в порядок). Впрочем, патернализм, в который выливалась эта мера, сдерживал местные инициативы. Авторитет, которым пользовался Траян как император, основывался прежде всего на завоевании им Дакии (100-101, 105-106) и ее колонизации. Дакию он превратил в заслон на пути враждебных племен, а издержки покрывались за счет дакийского же золота. На Востоке Траян в 106 присоединил к Риму Каменистую Аравию, однако война с парфянами, которую он вел в последние годы своего правления, перенапрягла ресурсы Империи, и Траян был вынужден вывести войска из Ктесифона за Евфратом. Значительные потери Империя понесла в ходе еврейского восстания; один легион был потерян в Британии. В Киликии, где Траян оказался по пути в Рим, он внезапно скончался. Как объявили супруга императора Плотина и приближенные к нему люди, на смертном одре Траян усыновил и определил своим преемником Публия Элия Адриана. Титул "Наилучший" (Optimus), избранный Траяном в 114, как нельзя лучше отражает мнение, сложившееся о нем в Империи.

Военные и финансовые затруднения принудили Адриана (правил в 117-138) к изменению политического курса. Адриан отказался от претензий на Месопотамию, аннулировал огромную задолженность по налогам в Риме и изменил стратегию Империи с наступательной на оборонительную. С этой целью при нем для поддержания порядка и охраны границ были возведены пограничные укрепления, в частности вал Адриана, пересекавший северную Британию. Благодаря глубоким военным реформам и частым инспекционным поездкам императора боеспособность армии поддерживалась на высоком уровне. Воинов легионов и вспомогательных войск (и те и другие состояли теперь в основном из провинциалов) уравняли в положении; были учреждены новые туземные воинские части (numeri). Адриан ратовал за более эффективное управление государством и за развитие провинций, где и провел наполненные кипучей деятельностью годы своей жизни. Широкое привлечение на государственную службу всадников, поддержка в освоении окраинных и пустующих земель, повышение статуса городов в провинциях, широкая раздача гражданства, образование из юристов (как сенаторов, так и всадников) постоянного императорского совета, - во всем этом нашли отражение цели, которые преследовала политика Адриана. Он не разделял провинции и Италии, Запада и Востока. В этой связи достойны упоминания великолепные медальоны Адриана, которыми он награждал провинциалов, учрежденный им на Востоке общеэллинский союз с центром в Афинах, а на латинском Западе - особое внимание, уделявшееся культам Венеры и Ромы. Однако поладить с евреями Адриану не удалось: их проникнутое духом фанатизма восстание с новым Мессией во главе было жесточайшим образом подавлено только через три года. Благодаря непрерывным путешествиям Адриана и попечениям о благе державы в целом живой, деятельный "Грек" (лат. Graeculus), как его прозвали, оставил после себя мирное и благополучное государство, находившееся на вершине материального процветания. Своим преемником Адриан сделал происходившего из Галлии сенатора Тита Аврелия Антонина, которого он усыновил под именем Тита Элия Адриана Антонина Пия (правил в 138-161). В панегирике Риму, произнесенном Элием Аристидом в 144, отразилось примирение с Римом интеллектуальной элиты Греции. Рим стоял теперь на страже греческой культуры, открыв грекам доступ к римскому гражданству и на государственную службу.

В правление Марка Аврелия (правил в 161-180) и его соправителя Луция Вера (правил в 161-169) мирный пролог к истории Империи завершился, так что философу на троне Марку Аврелию, страстно желавшему мирного правления, приходилось противостоять вражеским вторжениям и бедствиям. Вначале в восточные пределы Империи вторглись парфяне. Это сделало необходимой парфянскую кампанию (161-166), которая, несмотря на пассивное командование Вера, оказалась успешной и завершилась возвращением Армении и вторичным присоединением Месопотамии. Вернувшиеся домой войска принесли с собой в Италию опустошительную эпидемию, которая привела к серьезному дефициту рабочей силы. Вслед за тем племена варваров вторглись в Паннонию. В ходе последовавшей т.н. 1-й Маркоманнской войны (166-175) они были отброшены за Дунай, однако сделать это удалось ценой максимальной мобилизации финансовых и военных ресурсов. Присоединению к Империи земель, завоеванных в результате этой кампании, помешал мятеж Авидия Кассия в Сирии, но попавшие в плен римляне и имущество были возвращены. Предвестием того, что ожидало Империю в будущем, было расселение многих варварских племен в пустовавших областях государства на условиях несения ими воинской повинности. К моменту своей смерти в 180 Марку Аврелию почти удалось занять земли маркоманнов и сарматов, однако Коммод, его бездарный сын и преемник (правил в 180-192), заключил с варварами мир и отошел на Данубий (Дунай). Прославился Коммод своим пренебрежительным отношением к сенату и сумасбродной манерой управлять с помощью постоянно меняющихся фаворитов. С его убийством в 192 династия Антонинов пресеклась.

Провинции во 2 в. В этом столетии урбанизация западных провинций и слаборазвитых областей Востока достигла максимума. На Западе урбанизация сопровождалась романизацией, на Востоке - эллинизацией. Местная аристократия, получавшая римское гражданство и достигавшая на государственной службе значительных постов, стремилась к тому, чтобы по всей Империи провинциальные города походили на Рим. На Востоке же это стремление сводилось к тому, чтобы заставить греческие города примириться с властью Рима. Тем не менее между отдельными областями и общинами сохранялись традиционные различия, с чем римляне были готовы мириться на том условии, чтобы они сохраняли мир и платили налоги. Поэтому многочисленные небольшие города, племена и военные колонии Африки и Испании почитали себя в такой же степени римскими, как и города Галлии или еще менее развитые племена и военные колонии на Балканах. То же самое можно сказать и о развитых в торговом и промышленном отношении древних городах восточных провинций.

Лишь современная эпоха смогла превзойти этот период по количеству возведенных зданий, учрежденных фондов и благотворительных учреждений, по объемам выполненных общественных работ. Однако стали очевидны и симптомы упадка. Управление финансами в провинциальных городах нуждалось в контроле со стороны имперской власти, а вспыхивавшие время от времени беспорядки наводят на мысль о том, что эра процветания мало что дала городской бедноте и сельским жителям. Рост принадлежавших императору имений путем наследования и конфискаций земель, рудников, каменоломен и лесов вызвал на свет силу, враждебную городам и соперничавшую с городскими землевладельцами.

Безопасность передвижения по суше и по морю, хорошие дороги и свободный товарообмен между Востоком и Западом, когда восточные торговцы могли посещать Британию, а галльские товары достигали Сирии, способствовали экономическому и культурному единству Империи. Однако давали о себе знать и противоположные, центробежные устремления. Рост промышленного производства в провинциях подрывал экономику Италии; столица снабжалась оливковым маслом из Испании и Галлии, а италийское земледелие приходило в упадок. Провинции становились все более самодостаточными в экономическом отношении, и содержание Рима и Италии ложилось на них тяжелым бременем. Армия также почти полностью состояла из провинциалов; закончив службу, ветераны оставались в провинциях и способствовали их развитию. Рост воинских частей, укомплектованных выходцами из туземных племен, начавшееся поселение варваров на опустевших землях и прекращение набора воинов из жителей Италии привели к тому, что армия стала провинциальной по своему составу, а отчасти и варварской. Однако до поры до времени - вплоть до бедствий, разразившихся в 3 в., эти факторы не нарушали общего равновесия.

В ту эпоху в Риме явились последние великие писатели - хмуро взиравший на окружающее историк Тацит и сатирик Ювенал. После них возобладала ориентация на энциклопедизм и традицию. Философия этого периода представлена Марком Аврелием. На грекоязычном Востоке то было время расцвета "второй софистики", представленной главным образом возрождавшими традиции прошлого ораторами, хотя эпоха дала и таких крупных авторов, как философ и историк Дион Хрисостом, ритор Элий Аристид и сатирик Лукиан. Созданный Адрианом императорский совет положил начало эпохе великих юристов. В грандиозных постройках Траяна и Адриана прослеживаются различного рода заимствования, в первую очередь с Востока. Расцвели восточные культы, эпикурейство, а количество христиан, которые эпизодически преследовались, постоянно увеличивалось. В жизнеописании Александр, или Лжепророк Лукиана видно духовное брожение, скрывавшееся за обманчивой тишиной эпохи Антонинов.

Военная монархия и военная анархия (192-285 н.э.). Династия Северов. С победой, которую одержал в разразившихся после смерти Коммода гражданских войнах наместник Паннонии Луций Септимий Север (правил в 193-211), принципат вступил в новую фазу. Всецело зависевший от армии Север оказывал воинам покровительство: увеличил жалованье, разрешил жениться и жить не в лагере, а близ него, открыл перед низшим составом возможность производства в офицеры. Первый центурион (примипил) легиона автоматически становился всадником с перспективой занятия должностей на гражданской службе. Передав командные посты в армии всадникам, Септимий Север уменьшил участие сената в управлении государством; тех, кто в свое время поддержал соперников императора, он терроризировал массовыми осуждениями с конфискацией имущества. В результате конфискаций возникли огромные императорские имения, которыми заведовало особое ведомство (res privata). В административном отношении Италия теперь ничем не отличалась от любой другой провинции; преторианская гвардия была заменена одним из легионов. Весьма успешно для Рима завершились Парфянские войны. Север благоволил своей родной провинции Африке, а также Сирии, откуда происходила его жена. При Севере в Египте (в частности, в Александрии) было наконец введено городское самоуправление. Культ императора выразился в употреблении таких выражений, как domus divina (лат. "божественный дом"), применительно к императорскому семейству. Север умер в 211 в Британии, после малоуспешной кампании против северных племен.

Нерешительный и малодушный сын Севера Каракалла (правил в 211-217) вскоре убил своего брата и соправителя Гету и сделался единоличным правителем. Самым известным деянием Каракаллы явилось пожалование в 212 прав римского гражданства всем свободным обитателям Империи. Возможно, этой мерой император желал лишь упростить сбор налогов, однако именно она завершила длительный процесс объединения государства. В 217, во время похода против парфян, Каракалла был убит заговорщиками. Императором стал юный (ему было 14 лет) Варий Авит Бассиан, внучатый племянник жены Септимия Севера. Он был жрецом сирийского бога Солнца Элагабала и потому получил прозвище Гелиогабал или Элагабал (правил в 218-222). Приверженность Гелиогабала к оргиастическим обрядам и беспутство окружения стали причиной того, что Гелиогабал был также убит. Его сменил другой представитель семейства Северов, Север Александр (правил в 222-235), однако реальная власть при нем находилась в руках двух самых влиятельных женщин в римской истории - его матери Юлии Мамеи и бабки Юлии Мэзы. Им помогал императорский совет, членом которого был великий юрист Ульпиан. После нескольких лет мирной жизни римлянам пришлось вести войну с новым правителем Персии Ардаширом I, который изгнал парфян и основал династию Сасанидов. Север Александр был убит своими же воинами в Германии, которые пришли в ярость из-за намерения императора заручиться миром с алеманнами ценой выплаты им крупной компенсации.

Военная анархия. На протяжении следующих пятидесяти лет Империя прошла серьезнейшую проверку на жизнеспособность. За это время армия провозгласила императорами более двух десятков полководцев в различных частях Империи, а естественной смертью умер только один из них. Города и сельская местность в равной мере страдали от разорительных налогов, реквизиций и прочих поборов, которые взимались для выплаты жалованья солдатам и снабжения армии, а деньги обесценились до того, что чеканка медной монеты ради местных нужд сделалась нецелесообразной. Варвары прорвали границы государства одновременно со всех направлений, они грабили все и вся: франки и алеманны на Рене (Рейне), а самые опасные враги, готы - на Данубии (Дунае). Тогда же в Сирию и Малую Азию несколько раз вторгались правители новой персидской династии Сасанидов. Сверх того в самый критический момент разразилась эпидемия чумы, которая свирепствовала на протяжении пятнадцати лет, с 253 по 268. Казалось, что Империя распадается: в Галлии и Британии был один правитель (Постум), в Италии и на Данубии - другой (Галлиен), третий, претендовавший на власть над всем Востоком, находился в Пальмире. Между тем отец Галлиена император Валериан находился в плену у парфян. Неудивительно, что в 251 Деций призвал к общеимперскому религиозному обряду умилостивления богов римского государства, а когда христиане отказались в нем участвовать, начал их преследование. Галлиен приступил к организации мобильной армии, обеспечившей победы его преемникам, и предвосхитил позднейшую систему ее организации, почти полностью устранив сенаторов с командных постов. В 268 в битве при Наисе (совр. Ниш) Клавдию II удалось разбить готов и тем самым почти на столетие разрешить готскую проблему. Эта победа принесла Клавдию титул "Готский". Главную роль в отражении варваров и воссоединении Империи сыграл, однако, Аврелиан (правил в 270-275): он отвоевал Галлию, покорил Пальмиру, провел денежную реформу и восстановил органы государственного управления. Правда, ему пришлось вывести из Дакии римские войска и эвакуировать эту провинцию. Культу Непобедимого Солнца (Sol invictus), которому поклонялся Аврелиан, он придал статус государственной религии. Дело Аврелиана продолжил Проб (правил в 276-282). Эти правители прокладывали дорогу шедшему за ними Диоклетиану. Иллирийские армии, грубые и стойкие, как и выдвинутые ими императоры, воссоединили Империю, которая теперь заметно изменила свой облик.

Русский словарь Colier.      Russian dictionary Colier.